Читаем Конституцию. Ресурсы и разделение властей

Статья 9

  1. Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории.

 Настоящим пунктом устанавливается правовой режим объекта собственности, а именно земли и других природных ресурсов. Использование и охрана, думается, лучше объединить в термин «рациональное использование», именно так называется такое использование, когда оно не приводит к истощению ресурса или оттягивает такое истощение. Рациональное использование необходимо для того, чтобы сохранить ресурсы не только для ныне живущих  граждан, но и для будущих поколений. Указанное упоминается еще в преамбуле (там где мы берем ответственность за Родину перед будущими поколениями). В науке конституционного права до сих пор ведутся баталии — можно ли рассматривать будущие поколения как самостоятельный субъект права? И действительно — права есть, статус какой-никакой. Хотя бы в связи с тем же правом на сохраненные природные ресурсы.

Важно понимать, что указанная часть конституции — еще и отсылка к коренным малочисленным народам. Использование земли и природных ресурсов можно определять как часть исконной среды обитания и образа хозяйствования, которые определяют коренной малочисленный этнос. Без определенного рода природных ресурсов не будет этноопределяющих ремесел, искусства или хозяйствования.

Но а что же с другими этносами, не такими коренными и малочисленными? У них нет прав природные ресурсы. Точнее нет таких прав у отдельного этноса.  Вполне возможно, что таковое можно было предусмотреть, но только в случае, если все этносы проживали локально и территориально не смешивались. Поэтому земля и ресурсы находятся в собственности всего многонационального народа. Указанное упирается во все тот же суверенитет — без ресурсов нет силы на принятие самостоятельных решений и их реализацию, а нахождение одного из столпов суверенитета у отдельного этноса — может привести к угрозе территориальной целостности.

Вот и диссонанс — мы вроде закрепляем за отдельными народами право на природные ресурсы, но с другой стороны ресурсы объявляем общими. Как в детстве у многих было — мы вот тебе на день рождения что-то дарим, но если что, пользоваться будем все. В итоге подарком ты почти не пользуешься.

И, видимо, для рассматриваемого явления, зарегулировать по-другому — не удастся.

  1. Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности.

Необходимо понимать, что ресурс ресурсу рознь. Если для земли устанавливается один режим, то для леса — другой.

Конституция не устанавливает такие режимы, отдавая это на откуп природоохранному законодательству. Поэтому из указанной нормы ошибочно можно понять, что все ресурсы могут находится во всех указанных формах собственности. Однако, это не так. Например, в соответствии с Лесным кодексом РФ — земли лесного фонда находятся только в федеральной собственности. В законодательстве можно найти много других примеров.

Статья 10

Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.

Ну это «классека». Чем не повод окунуться в историю.

Первые государства с реализацией принципа разделения властей появились задолго до теоретической проработки — мы можем говорить о древней Спарте (свои полномочия были у народа, царя, аристократии), империи Ахеменидов (где войска не подчинялись сатрапам), Римской Республике (отдельные полномочия сената, консулов и комиций).

 Зарождение теории разделения властей ошибочно связывают с Джонном Локком и далее более детальной проработкой Шарлем Луи Монтескье, из под пера которого вышла теория, которую мы знаем сейчас и которая закреплена в статье 10 Конституции РФ.

Однако, о разделении властей на исполнительную и законодательную, писал еще Марсилий Падуанский в своем трактате «Защитник мира» (14 век).

Современные политологи-, правоведы-«мыслители», в потугах привнести в свои работы научную новизну, обосновывают и выделяют множество самых разных ветвей — правоохранительную, прокурорскую, президентскую. Встречаются и извращения похуже — в трудах по праву выделяют как ветвь власти — СМИ и журналистику.

Давайте теперь рассмотрим теорию с точки зрения обоснованности применения и рациональности — для чего создавать независимые и самостоятельные органы с разными полномочиями?

Во-первых, предотвращение ситуации, когда власть сосредоточена в руках одного органа или должностного лица. Хотя мы знаем, что норма сейчас не справляется, цель ее введения не достигнута.

Во-вторых, эффективное решение задач. Так, орган или должностное лицо может сконцентрироваться на решение стоящих перед ним задач в рамках своих четко очерченных полномочий.

В-третьих, взаимный контроль или, так называемая, система сдержек и противовесов. Таким образом, создается структура, когда самостоятельные органы и должностные лица контролируются друг другом, что должно создавать условия, взаимной отчетности и невозможности узурпации полномочий.

Когда я сдавал гос. экзамен по конституционному праву, мне как раз попался вопрос о теории разделения властей. Мой преподаватель Борис Леонидович Железнов спросил — а для чего еще нужно разделение властей? Я сказал, что это все. Он же выдвинул мнение о том, что разделение властей необходимо также для защиты прав граждан — если, обратившись в одну ветвь власти, гражданин не смог защитить свои права, он мог бы обратиться в другую. Он говорил это на лекциях, а я не мог этого знать, так как на лекции его не ходил, а обычно подбухивал где-то на «сковородке» или в других студенческих местах.

Прошло время, уважение к этому легендарному преподавателю юрфака КФУ только крепнет, но с его тезисом я согласится не могу и не смог в момент сдачи экзамена. Правоохранительная функция это вид полномочий, который находится только в одной ветви власти — судах (и их придатке — правоохранительных органах (про придаток многие мне возразят)).

Если бы ветви власти дублировали свои полномочия — в разделении властей не было бы никакого смысла.

Статья 11

  1. Государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент Российской Федерации, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство Российской Федерации, суды Российской Федерации.

Вот мы и переходим к причинам теоретических изысканий на тему «президентская ветвь власти». Конституция ее выделяет сама. В зависимости от того, как мы понимаем указанное сочетание «Президент Российской Федерации», мы можем говорить о том или ином варианте расположение указанного в системе разделения властей. Если мы понимаем под словосочетанием «Президент Российской Федерации» институт и систему органов — можно говорить о самостоятельной ветви власти, ведь Конституцией устанавливается четкий перечень полномочий. Все признаки налицо. Если мы говорим о Президенте как должностном лице без соподчинения — самостоятельную ветвь власти он образовать не может. При этом, нахождение его в системе органов власти трактуется теоретиками по разному:

  1. Президент не входит ни в одну из ветвей власти и обладает координирующими и контрольными функциями по отношению к другим ветвям власти;
  2. Президент входит в систему органов исполнительной власти.

Таким образом, мы имеем:

Законодательную ветвь власти представленную Федеральным Собранием — Государственной Думой и Советом Федерации;

Исполнительную ветвь власти представленную Правительством РФ;

Судебную ветвь власти — судами.

Необходимо иметь ввиду, что указанными органами ветвь власти не ограничивается — она представлена целой цепочкой соподчиненных структур.

  1. Государственную власть в субъектах Российской Федерации осуществляют образуемые ими органы государственной власти.

А вот здесь совсем интересно. Субъекты являются государствами и государственными образованиями, которые передали часть полномочий (суверенитета) федеральному центру, оставив часть полномочий себе или в совместном ведении. В том числе, к вопросам совместного ведения  причислено и устройство органов государственной власти субъектов.

Главная вишенка — Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» от 06.10.1999 №184-ФЗ.

При, вроде бы существующих полномочиях по построению своей структуры органов власти, субъект не может выйти за рамки, которые устанавливает указанный ФЗ.

Таким образом центр полностью отобрал полномочия по проектированию системы органов власти, вплоть до того, сколько депутатов должно быть в законодательном органе.

Это очередной пример того, как политика довлеет над правом.

  1. Разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации осуществляется настоящей Конституцией, Федеративным и иными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий.

Чтобы получить полную картину о разграничении предметов ведения посмотрите статьи 71-73 Конституции РФ. Более полного и соответствующего реальности раскрытия темы вы не найдете. Да, существует три федеративных договора:

Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти суверенных республик в составе Российской Федерации (Москва, 31 марта 1992 г.);

Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти краев, областей, городов Москвы и Санкт-Петербурга Российской Федерации (Москва, 31 марта 1992);

Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации (Москва, 31 марта 1992 г.).

При этом, в переходных и заключительных положениях Конституции РФ так и указано, если положения федеративного договора противоречат конституции — применяются положения конституции. А чего-то, что есть в федеративных договорах и нет в Конституции, вы не найдете.

Ну а про отдельные договоры с субъектами я говорить не буду, объективно понятно — их эпоха прошла.

На этом — не прощаюсь!

 

Видеоверсия:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *