Патриотизм как нездоровое влечение к коням

Сегодня пятничка, от меня тянет вчерашним похмельным амбре, а, следовательно, самое время поговорить о патриотизме. К этому рассуждению меня подвело вчерашнее коллективное «распетие» в караоке признанного всеми шедевра группы «Любэ» — «Выйду ночью в поле с конем».

Патриотом я никогда не был, так как, наверное, не понимал что же это за зверь такой. Такой «сферичный конь в вакууме», с которым можно ночью выйти в поле или пресловутая «любовь к родине».

Как ни крути, вы никогда не сможете установить точное значение слова, если основу значения этого слова составляет понятие, которое еще более расплывчато. Вот так и с родиной. Что вкладывается в это понятие? Березки? Они и в Канаде есть. Государство в лице госорганов? А за что любить свои госорганы и не любить чужие? Территория? Вам нравятся очертания на карте? С большой вероятностью вы шизоид, а не патриот. Может быть культура? Тоже сомнительно – это как любить породу собак, направление в искусстве или блюдо. Я знаю огромное количество людей, которых по этим параметрам можно назвать непатриотичными ака. предателями  родины, которые не любят березки, но любят особую породу попугаев, не любят хохлому и гжель, но с упоением слушают корейский k-pop. При этом оставаясь жить здесь, развевая вокруг себя зловонные ценности загнивающего запада или экстремистского востока.

Объясняют еще это и фактом рождения – родившийся в Мурманске должен любить Мурманск, ну и всю Россию в придачу, так как Мурманск ее часть. Мурманск для мурманчанина получается только «малая родина», значит, где-то есть родина целостная, так сказать, о которой этот самый мурманчанин может ни черта не знать, но при этом обязан любить. Более того, жителю Мурманска могут быть до дрожи противны москвичи или кавказцы – люди полностью ему чуждые, но родину вкупе с ними он любить должен.

Я могу понять патриотизм в значении любви к малой родине, т.е. к тому месту, где ты родился. Это объясняется человеческой природой и психологией. Все же помнят щемящую ностальгию и тоску, когда вы приезжаете в места, где провели детство, но это место покинули? Вот это и есть патриотизм. Но такой патриотизм, не более чем психологическое явление – ностальгия по тем временам, когда небо было синее, а деревья большими.

Так случилось, что мои бабушка и дедушка, люди сугубо пролетарского происхождения, долгое время жили в советского типа общежитии. И в детстве я к ним приезжал и мне это место нравилось – широкие длинные коридоры, где можно было «затусить» с кем-нибудь. Сейчас они переехали к родителям, а я вздохнул с облегчением, так как теперь мне такие условия жизни радужными не кажутся, а хваленый общий коридор с общими же кухней и сортиром оказались тесными и загаженными.

В этом смысле общагу можно считать  малой родиной, хотя странно осознавать себя в сознательном возрасте патриотом общаги. Так и получается —  для кого-то патриотизм это березки, для кого-то поле с конем. То есть атрибуты детства.

Тоже вопрос. Для крымчанина, родившегося во времена украинского Крыма – Россия это родина? Он ее должен любить? Или отдавать ей пресловутые долги, ведь занял, видимо, у нее жизнь?

Мы натыкаемся при любых рассуждениях на то, что все наши умозаключения о родине нелогичны, а само понятие сугубо пропагандистское. Хотя патриотизм, как категория нужен не только государственной машине для искусственного сплочения разрозненной массы, но и гражданам, которым очень важно чувствовать причастность к чему-то великому, даже если они к этому великому никакого отношения не имеют.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *