Светлана Крылова. Век ни при чем или пара мыслей о женском обрезании

В Москве обнаружилась клиника, которая готова делать женское обрезание. Медицинского обоснования у подобной «операции», это калечащая процедура после которой женщина никогда не сможет получить удовольствия от секса, никакого. Исправить или хотя бы смягчить последствие хирургического вмешательства нельзя. В 21 веке нашлась клиника, которая согласна делать такое с несовершеннолетними девочками. Да-да, возраст «пациенток» до 12 лет, цена от 49990 рублей.

Кто может привезти свою дочь на такую операцию? Традиция распространена в Африке и в отдельных районах Дагестана. Воображение рисует глухой аул, горы, тяжелый труд с утра до ночи, неграмотность, слепое подчинение традициям. Помню, в школе учили, что образование и просвещение искоренят мракобесие. Только картинка не складывается — клиника расположена в Москве, столице России. В стране, где 99,4% населения является грамотным. И чего мы прицепились к горной деревушке? Средняя зарплата в Дагестане 19 тысяч в месяц, вряд ли отец с такой зарплатой сможет заплатить почти 50 тысяч за операцию. Нет, потенциальный клиент — успешный человек с хорошей зарплатой, как минимум со среднем образованием, возможно, с высшим. Вероятно, живет в Москве, общается с людьми других религий, других традиций, знает, что можно по-другому и все равно готов искалечить собственную дочку.

Хочется встать рядом с Невзоровым и ругать религию как источник всех бед. Но в религии ли дело? Мнения знатоков Корана разделились от одобрения до полного неприятия. В России 7 исламских республик: Ингушетия, Чечня, Дагестан, в Кабардино-Балкария, в Карачаево-Черкесия, Башкортостан и Татарстан, традиция женского обрезания заметили только в одной.

Считают, что всему виной обычаи и этнические традиции. Непонятно, как с этим бороться. Эксперты правовой инициативы рекомендуют сочетать уголовное преследование с широкой просветительской компанией, государство умывает руки. Уполномоченная по правам ребенка Анна Кузнецова заявила:

— Процедура так называемого «женского обрезания» является сугубо медицинским вопросом, принятие решений по которому остается за докторами.

В переводе с чиновнического на человечий — не надейтесь на государство, образование тоже не поможет: в 2017 году Дагестан занял 7 место по итогам «Большого этнографического диктанта», в республике проводят недели финансовой грамотности, обучают пенсионеров работать на компьютере, но нет учителя, который объяснил бы, что нельзя делать больно своим девочкам.

Именно своим, потому что жестокие практики применяются самыми близкими людьми — на «операцию», скорее всего, отвезет мама, убийство чести совершают папы, братья, мужья, реже дяди. В доклад нидерландского фонда «Правовая инициатива» вошли 32 убийства женщин за неподобающее поведение с 2008 по 2017 год. Сколько на самом деле не знает никто, тема табуирована, о таком не говорят, тем более с чужаками. Дела редко доходят до суда, ведь убийство — признание вины, пятно на чести семьи, но не все готовы принять смерть близкого человека, потому обращаются в суд.

«Это обычай. Власть мужчин. Сохранение чести семьи. Я против. Поэтому и рассказываю. Женщины страдают часто» (родственница, Чечня).

Мужчинам прелюбодеяние прощается за исключением случаев, когда претензию предъявляют родственники жертвы, в докладе правозащитников фигурирует один убитый мужчина.

Реакция официальных лиц была предсказуемо жуткой. Пресс-секретарь главы Чечни Каримов заявил:

— В нашей республике нет ничего подобного. Вы просто не найдёте у нас безнравственных женщин, женщин, употребляющих алкоголь.

Помнится, Рамзан Кадыров сказал, что в Чечне вообще нет геев. А в Новой газете вышли две публикация о задержаниях, пытках и убийствах геев в Чечне. Сценарий один и тот же: чтобы оказаться жертвой достаточно сплетен, скорый «суд» в отличие от суда по шариату, не требовал ни застать с поличным, ни привести четырех свидетелей.

Из чувства самосохранения женщинам стоит следить за ситуацией с правами меньшинств. После геев приходят за женщинами. В худшем случае это будут убийства чести, в лучшем — милые законы Российской Федерации. За законом о запрете пропаганды гомосексуализма пришла декриминализация семейного насилия. То ли ещё будет, мы не знаем как общество становится гуманнее, не изобрели универсального алгоритма подъема по ступеням цивилизации, а вот наступление варварства имеем «счастье» наблюдать собственными глазами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *