Культурье №2. 2018 — временные трудности отечественного кино и «запрещенночка»

Аудиоподкаст: http://acta.podfm.ru/kulturie/2/

Приветствую, уважаемые господа!

С вами снова Стрикун Сергей, а это аудиоподкаст любителя “Культурье”. Здесь мы говорим о произведениях современного искусства и явлениях культуры, а именно о тех социальных и политических смыслах, которые они несут. Культурье записывается как Простоблог специально для Интернет-издания Acta. Сайт acta.tatar, заходите и подписывайтесь на наши соцсети, чтобы ничего не пропустить. На ресурсе вы найдете текстовую версию этого выпуска. Прошли новогодние праздники, все подводили итоги года, это делали и мы на Простоблоге. А что же происходило с нашей страной в 2018 году в плане культуры? Предлагаю вспомнить и об этом поговорить.

Российское полнометражное кино в упадке. В конце декабря нас порадовали новой частью фильма Ёлки. И если первый, и немного второй фильм мне понравился (по крайней мере, там был сюжет и связки), то франшиза продеградировала до 2018 года и превратилась в бессвязное бормотание без какого-либо посыла. Останавливаться на этом нет смысла.

Стоит вспомнить отечественное произведение “Временные трудности”. Предупреждаю — без спойлеров нам не обойтись. Это кино о больном ДЦП ребенке, который из просто больного ДЦП (что ещё не так страшно) превратился в лучшего бизнес-тренера в стране. Отец мальчика — садист и тупой деградант, которого создатели фильма стараются оправдать. Хотя оправдывать его или не оправдывать, от этого из деграданта в обычного человека он не превратится.

На протяжении всего экранного времени, отец пытается из больного ребенка сделать здорового, только не лечением и медициной, а закрыванием глаз на проблему и издевательствами. Научно доказано, что излечить ДЦП полностью невозможно. Однако, даже не выслушав врачей, или просто не пролиставши медицинский справочник, папаня, делает вывод, что справиться с болезнью (вот почему изначально я назвал его тупым деградантом — ребенок его болеет, а он даже не удосужился узнать, что у него за болезнь и как ее собственно лечить). Вот он и решил действовать своими методами — выбросил инвалидное кресло, заставил каждый день выносить мусор, мыть посуду, поднимать книги, а под конец фильма заставил ползти сына до дома по болотам 100 км. И ладно бы это могло помочь — не могло, а узнать об этом, не сложно. Садистские наклонности отца главного героя мы могли увидеть уже в первой сцене, когда он подверг смертельной опасности своих подчинённых.

Была у бедного ребенка и отстраненная мать, которая не просто не мешала истязать второму родителю собственного сына, но и водила его по бабкам-целительницам. Хотя рецепт был прост — нормальный уход, любовь, внимание и адекватная оценка ситуации и планы исходя из этой оценки. Вообще, в семьях с детьми-инвалидами царит своеобразная атмосфера. Эмоции скрываются за дружелюбной улыбкой, а внутри у каждого стыд, вина и страх. При этом, вину и стыд изначально испытывают родители, передавая этот багаж детям. Они считают себя виноватым в проблемах со здоровьем своих отпрысков и стыдятся. Стыдятся своих детей всей душой. А страх имеет рациональную причину — сложности в социализации детей-инвалидов. И во многом социализация зависит от тяжести и вида болезней. Мы не говорим об инвалидности от психиатрии (например, аутизм или идиотия), там дела действительно плохи. Но если ребенок передвигается (хоть как-то) и мыслит нормально, все лучше, чем многие думают. Главное с родителями поработать — дать базу, научить не стыдиться, а любить своего ребенка, дать адекватную оценку положению вещей (ведь многие родители этого сделать не могут самостоятельно). Чтобы родители не прививали ребенку клеймо на всю жизнь и внутренний ярлык, со всеми вытекающими — чувство тотальной беспомощности, вины и как следствие инфантильность до самой смерти (вспомните безногих и безруких попрошаек, а они не смогли справиться с болезнью — вы такой судьбы своему драгоценному хотите?).

Все, что нужно “особенным” детям (на самом деле ненавижу это словосочетание) — дать условия для развития, принимая все возможные адекватные меры, не зацикливаясь на проблеме. Шедевр ставит важную проблему, но не решает ее, отдавая решение проблемы чуду (которому, как мы с вами знаем, мои рациональные друзья, места в нашем мире нет). Ребенок, по произведению, достаточно одаренный (правда по наклонной пошел и стал бизнес-тренером), но развитием способностей занималась его училка, а не родители. Родители ср*ть хотели на таланты ребенка, им важнее было то, что он инвалид. Важнее было виниться, стыдиться и бояться. Поменяйте местами училку и папашку и истории не будет, так как из главного героя вырастет всесторонне развитая личность, а не бизнес-тренер.

Проблема инвалидности также жутко утрируется — получив путевку в Артек и проехав всю страну, главного героя отправляют обратно — в СССР инвалидов нет, в школе его обижают — инвалид же (а пинки главное лечение), взрослые не спрашивают кем он хочет быть когда вырастет как у других ребят, даже в начале фильма мы видим глубокий символ и аллюзию — сломанный металлический диск — продукция цеха, где работает отец главного героя.

Что же на самом деле? Если в СССР инвалидов нет, для кого создавалась такая прорывная для своего времени «социалка»? На практике, детям-инвалидам помогают сверстники, а не бьют их. Человек становится жертвой буллинга не из-за инвалидности, а исходя из стиля поведения. А что, люди с инвалидностью не работают, не получают профессию, не добиваются успехов? Ещё как добиваются. Из-за таких взрослых, гонимые чувством ущербности и синдромом неполноценности по Адлеру успехов они добиваются. Мотивация же есть, не быть такими же, как окружающие взрослые. Про получение образования вообще можно не говорить. По моему мнению, формат домашнего обучения это лучшее, что было придумано в сфере образования и педагогики. И инвалидам этот формат доступен. Молчу также и о многочисленных льготах на получение бесплатного профессионального образования. Хотя, с главным героем не удалось — бизнес-тренером стал, но это скорее исключение. Так что не убивайте в детях-инвалидах полноценного человека, он там есть. А кино, если не хотите испытать попоболь, не смотрите, го*цо отменное. А что вы думаете об том фильме?

Ещё, 2018 год порадовал нас запрещеночкой. Со времен СССР, мне кажется, не было еще такого прецедента – массовой отмены концертов музыкальных исполнителей. Пострадали Хаски, Френдзона, Монеточка, Айспик, Пионерлагерь Пыльная радуга, Порнофильмы, Фэйс и некоторые другие. Да, отмены были, но не в таком масштабе – в 2013 году отменялись концерты блэкметалл групп Бегемот, Каннибал корпс, исполнителя Мэрлина Мэнсона (хотя, в данном случае, здесь постарались религиозные активисты), в 2015 и 2016 году отменялись фестивали – Казантип, Kubana, Песок, Хвоя и другие.

Интересное происходит – ну нет в решениях властей хоть какого-то здравого смысла. Только раздражает. Отменой концертов не запугаешь, только разозлишь. Творчество все равно будет гулять по интернету и свою аудиторию найдет. Я понимаю, отменять концерты там, где исполнитель действительно проводит какую-то антигосударственную повестку, такие выраженные антагонисты как Айспик и Порнофильмы. Но отменять концерты нейтральных к политике или даже провласных музыкантов (таких как Хаски, нейтральных как Френдзона).

Хотя, кажется, что причиной отмены служит не антигосударственная, а антисоциальная, как нам пытаются преподнести активисты и силовики, повестка. Всякая пропаганда наркотиков, бухлишка, проституции, однополых отношений и прочей бяки. Вот и пытаются почистить пространство от этой скверны.

У человека, кроме естественных потребностей, есть потребности в употреблении информации и контента, нынешнее смартфонное время это показывает. И когда потребность не удовлетворена, такое ведет к озлоблению, фрустрации. Поэтому искусство не должно запрещаться, оно может быть андеграундным и непризнаваемым в обществе. Произведения могут не публиковать крупные издатели, но запрещать совсем нельзя.

Тем более, искусство не может существовать без тех же самых наркотиков, алкоголя, беспорядочных половых связей и прочей бяки, так как искусство, как явление, отображает общество, служит зеркалом. Например, вам приятно слушать песню Хаски – «Пироман»? Наверное, не очень, особенно вот та строчка где «моя страна – бухой ребенок, наблевавший в варежку». И это не пропаганда алкоголизма среди несовершеннолетних, как это воспринимается, а художественный образ. Да, неприятный, но он таким и должен быть. Автор хочет донести смысл этого образа через его отталкивающие свойства. В этом педагогическая цель. Но мы ведь запрещаем воспитание граждан, думая, что ограждаем их.

Вы думаете, что нужно запретить, например, Набокова или де Сада? Да, местами отвратительно пишут, но… Это уже наследие, каким бы оно не было. Оно отражает социальные явления. Тем более, при запретах срабатывает эффект Барбары Стрейзанд. Например, я сам начал слушать (а скорее даже о них узнал) Айспик только после того, как отменили их концерт, который должен был пройти в Казани. О существовании Френдзоны тоже после гонений узнал.

С кино такая же история. Показы фильмов отменяются, прокатные удостоверения не выдаются. Такая история произошла с комедией «Смерть Сталина». Это произведение я не смотрел, но ознакомился с другим – комедией Алексея Красовского «Праздник». Который, правда, даже не подавался на получение прокатного удостоверения. Как только ватоактивисты подали заявление в прокуратуру о проверке содержания и просили господина Мединского не выдавать прокатное удостоверение, команда, создавшая фильм (не только режиссер), приняла решение даже не заявляться в кинотеатры.

Решение было правильным, ведь прокат провалился бы. А так, хоть донатов наберет. Гонимых в России любят. Сначала сами гонят, а потом сами любят и поддерживают. В истории, кроме провокационной идеи (только идеи, даже не исполнения) нет ничего – театральщина (которая фильмы портит), скудность декораций, отсутствие юмора (хотя это назвали комедией). Даже в самой идее (типа, в блокадном Ленинграде некоторые семьи питались нормально), мало провокации. И сейчас некоторые семьи питаются лучше, чем большинство. И хочется спросить – «ну, и че?». Где провокация? Где оскорбление социальной группы блокадников? Где жесть?

Был и прорыв. Заработал первый потоковый отечественный сервис «ТНТ-Премьер». Это действительно прорыв. Долгое время в нашем отечестве ходила уверенность в том, что контент должен быть бесплатным. И, невдомек, что любое творчество это работа, а иногда тяжелая и затратная. Может мы понимаем это в подкорке, но платить душа не желает. Для меня долгое время было загадкой – как же существуют телеканал Дождь и издание Репаблик.

Это проблема – любой производимый контент должен быть качественным. Даже не столько качественным, сколько затягивающим, привлекательным. В свое время мы организовали лекторий Открытый Университет. Контент был хорош, на просторах интернета до сих пор можно найти видеолекции по психологии, маркетингу, криптовалюте, управлении голосом, отснятые на мероприятиях (в том числе у нас на сайте acta.tatar). На бесплатные мероприятия мы людей собрали очень легко, но стоило ввести плату за вход (символические 500 рублей), у нас ни одного человека на лекциях.

Поэтому ТНТ-Премьер считаю прорывом. Сложно привести людей на платный контент. И да, сериалы, на удивление оказались качественным. Я отсмотрел два сериала полностью «Звоните ДиКаприо!», «Домашний арест» и несколько серий «Года культуры». Кстати, о двух последних сериалах, можно даже отдельный подкаст наговорить, там есть что обсудить.

Пора заканчивать. Подписывайтесь на наши соцсети, посещайте сайт acta.tatar. Кстати, мы сейчас в поисках авторов, если вам было бы интересно посотрудничать с нами – велком. Также вы можете поддержать редакцию денежкой, даже если это один рубль (мы были бы очень благодарны, очень сложно набирать аудиторию без средств), на сайте есть форма Яндекс.Деньги, можно найти нас в Патреоне или перевести криптовалюту.

А на этом я не прощаюсь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *