Светлана Крылова. Анастасии Шевченко не дали попрощаться с умирающей дочерью

Хуже жестокой циничной подлости может быть только бессмысленная циничная подлость. Эта мысль крутиться в голове с тех пор как я услышала о смерти дочери активистки «Открытой России» Анастасии Шевченко.

Не понимаю зачем судья приговорил к домашнему аресту маму троих детей, при том, что старшенькая — инвалид первой группы. Куда она денется, являясь единственным кормильцем семьи? Опять-таки дочь Алина с пяти лет находится в специализированном интернате для детей с особенностями развития, поэтому «детей в охапку и за границу» — не вариант. Однако 29 января суд отказался отпустить Шевченко под подписку о невыезде. Зачем все это? На его честь не произвело впечатления что обвиняемая каждый день навещает дочку и передает лекарства, не произвело впечатление, что у дочери возникли со здоровьем, которые чреваты смертельным исходом, учитывая состояние здоровья.

Помните, госпожу Васильеву, обвиняемую в хищении 9 миллиардов по делу Оборонсервиса? Она тоже сидела под домашним арестом, но суд разрешил ей совершать прогулки, по интернету потом долго бродили фотографии женщины, похожей на Васильеву в бутике Шанель. В бутик — можно, к дочери в больницу — нет?

30 января Алину увезли в машине скорой помощи, ближе к вечеру маме разрешили-таки съездить в больницу, но в реанимацию не пустили, не дали попрощаться с дочерью. В 2016 году близким родственникам разрешили навещать больных в реанимации, на практике — все сложно. Анастасия Шевченко стала жертвой сразу нескольких бесчеловечных систем: правоохранительной, судебной и медицинской. Кстати, пункт 1 статьи 38 Конституции РФ гласит:

«Материнство и детство, семья находятся под защитой государства».

И ещё об одной подлости — взрыв «праведного гнева» в комментах. Не будем про троллей на окладе, моральные рассуждения тут не уместны, нет настолько мерзкой работы, чтобы не нашлось работников. Я про тех, кто пишет искренне. Хочу чтобы вы осознали — каждый раз, когда вы пишете, что жертва сама виновата — вы играете на стороне подлецов.

Нет, серьезно, невозможно читать людей, которые, не зная диагноза, на полном серьезе рассуждают можно ли помещать ребенка в интернат для детей с особенностями развития, некоторые ставят под сомнение право матери участвовать в общественной жизни, будто рождение ребенка — преступление, которое карается домашним арестом на 18 лет сроком. Но нет ведь, пишут, без тени сомнений, о чем она думала, когда….

А, собственно, когда она что? За что ее так? Анастасия Шевченко — первый фигурант уголовного дела по статье по статье ст. 284.1 УК РФ — сотрудничестве с нежелательной организацией. Что же за организация такая? Это мафия? Там занимаются рэкетом, торгуют оружием и похищают людей? Нет, Открытая Россия занимается правозащитой, проводит публичные мероприятия. Собственно, в основе уголовного дела Анастасии Шевченко два административных правонарушения: участие в политических дебатах в Таганроге, второе — публикация анонса школы муниципальных депутатов в Ростове-на-Дону.

Итак, посмотрим и осознаем, пункт первый участие в дебатах, открываем Конституцию, статья 29 пункт 1. «Каждому гарантируется свобода мысли и слова». Пункт второй — анонс школы муниципального депутата, снова смотрим основной закон: Статья 44 пункт 1. «Каждому гарантируется свобода литературного, художественного, научного, технического и других видов творчества, преподавания. Интеллектуальная собственность охраняется законом».

Что же получается? Согласно тексту обвинения, активистка де-факто участвовала в дебатах и собиралась учить людей защищать родной сквер, благоустраивать малую родину — вот основное занятие муниципальных депутатов, а де-юре нежелательная организация — это иностранная или международная неправительственная организация, деятельность которой представляет угрозу основам конституционного строя Российской Федерации, обороноспособности страны или безопасности государства.

Извините, конечно, но угрозу конституционному строю представляю законотворцы, которые штампуют законы, противоречащиеся Конституции, угрозу обороноспособности — камчатские вояки, которые топят боеприпасы в болоте, чтобы отчет о проведенных стрельбах смотрелся правдоподобнее, угрозу безопасности государства создают вороватые чиновники, а не сетевая организация, которую росчерком пера причислили к «нежеланным». Не надо валить с больной головы на здоровую.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *