Сергей Стрикун. Рак представительной железы

Северный Кавказ и его элиты всегда были неприкосновенными. Там могло твориться все, что угодно душам обычных бородатых горячих парней – коррупция, массовые гонения социальных групп, заказные убийства, бесправие и, о боже, безнаказанные массовые бессрочные митинги, а судам можно было прощать долги за газ. Группировки разных национальностей могли собираться на встречи и угрожать друг другу оружием, а иногда, такое могли делать и сами главы этих регионов. Сорванцы. В общем-то, рай для обычного парня, выросшего в ауле. Но что-то в одночасье изменилось. Темные тучи покрыли небо Кавказа, перспективы растаяли как дым, а у некоторых даже отобрали главную гордость – золотое оружие. Ничего человеческого.

5 февраля 2018 года в Дагестане прошли массовые аресты видных дагестанских государственных деятелей — врио председателя правительства Абдусамад Гамидов, врио вице-премьера Шамиль Исаев, врио вице-премьера Раюдин Юсуфов и экс-министр образования Шахабас Шахов. Пробный шар был брошен, проблемные кавказские регионы проглотили обиду, нанесенную засевшими в кремле силовиками. А центр стал понимать, что власть элит в кавказских регионах не всесильна и не столько общественная ситуация зависит от этих самых элит.

Почему мы и говорим о кланах, ведь зачастую властные группировки составляют целые семьи или несколько. И сейчас эти семьи пожирают государство, как метастазы. Как кто-то выразился – государство пожирает самое себя. Но это не совсем так – кланы не государство, государство – набор институтов. А это лишь преступные группировки.

Таких клановых гнезд по России пруд пруди, но особое отношение Кремля было только к кланам Северного Кавказа и некоторых национальных республик. Но золотая пора закончилась, не для Чечни, конечно, но на очереди Карачаево-Черкесия. 30 января задержан сенатор от КЧР Рауф Арашуков, очень, между прочим, одаренный человек – уже в 18 лет стал депутатом местного самоуправления, потом министром, сейчас, в 32 года — сенатор. Учился ли он в школе вообще? Или сразу народу служить начал, как на ножки встал (а пока учился головку держать, только консультировал)?

Вообще, говорят, что задержание стало настоящим представлением – с голосованием за лишение статуса, кричащей «Стойте!» Валентиной Матвиенко вдаль уходящему Арашукову, ФСО и прочими делами. Сенатору вменяются много жестких составов УК – ч. 3 ст. 210 УК (участие в преступном сообществе), ч. 4 ст. 309 УК (давление на свидетеля), ч. 2 ст. 105 УК (убийство). А так как, для участия в преступном сообществе нужно преступное сообщество, по версии следствия, Арашуков-младший нашел его в лице своего отца – Рауля Арашукова.

Кстати, Рауль Арашуков (Арашуков старший) был судим, до недавнего времени занимал должность советника генерального директора ООО «Газпром межрегионгаз» (до этого также работал в структурах Газпрома). Некоторые ситуацию связывают с известным инцидентом прощения народу Чечни многомиллиардного долга за газ, но, думается, принно-следственные связи отсутствуют. А ватные СМИ (более-менее серьезные издания такое не публиковали) говорят, что в криминальном прошлом Арашукова-младшего были связи с господином Кадыровым, данные мы конечно не проверяли.

В любом случае, иммунная система государства – правоохранительные органы, в кои-то веки борются с опухолью. Хотя, зная специфику работы современных правоохранителей в России, вспоминается Владимир Маяковский – «Если звезды зажигаются, значит это кому-нибудь нужно?».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *